Made in Moscow
А потом мы умрем, сплетшись душами так, что никто не сумеет расплести ни ветви, ни корни, ни пальцы, ни волосы.
Здесь тихо и мирно, я живу, пишу, пою песни, жду мая, у меня есть красный плащ и расписанная руками гитара, есть хорошая музыка в колонках и тонкая струнка страха внутри. В том, что я делаю, нужно что-то менять, потому что жизнь становится все скучнее и скучнее, становится похожа на кадры глупого сентиментального кино, где Она постоянно плачет в подушку, просолившуюся уже насквозь, кулаками вытирает слезы, размазывает по лицу макияж, и все с одним только смыслом - показать, как сильно Она тоскует по Нему. Значит, так, братья и сестры, я хочу вам всем сказать, что жизнь - прекрасна, но от этого не менее опасна и жестока. мне это нравится. В определенном смысле. Я не желаю тихого мирного течения. Но слишком сильные волнения меня тоже убивает. Итогом становится то, что я бросаюсь с объятьями к старому другу, несмотря на то, что такого никогда себе не позволяла, вишу у него на плече и тихо сопю. Он скованно гладит по волосам. По плечам тоже. Отстраняется, отшучивается, но не сводит внимательных и обеспокоеных глаз. Нет, со мной все в проядке. Нет, просто мне нужно чье-то тепло. Да, я неидеальный донор, оказывается, даже мои душевные силы поколебимы, и вполне так.
Объятия холодны. и пусты. Эти - и все остальные сегодня. Даже странно. Вроде бы обычно прикорнешь, прикоснешься, и сразу теплынь в груди, а так просто стынет, морозит, гуляет ветром. Все пройдет, я это знаю. Даже эта пустота, и ощущение, что мое сердце стало кустиком перекати-поле.

@темы: day by day, спаси и сохранись